Нерешенных проблем достаточно – это проблемы границ, урегулирование водных вопросов. Однако, можно констатировать, что конфронтационный период между нашими странами уже прошел, а сейчас используется мягкая сила. Заявила в интервью CABAR.asia таджикский профессор Гузель Майтдинова.

CABAR.asia: Прежде, чем начали восстанавливаться добрососедские отношения между странами ЦА, республики прошли путь длиною в 25 лет. Между нашими государствами в период независимости были и периоды тесного сотрудничества и периоды спада отношений. За последние месяцы в двусторонних отношениях имеются заметные  позитивные  сдвиги. В эти майские дни в Таджикистане прошли Дни культуры Узбекистана в Таджикистане, с сольными концертами в Душанбе побывала прима узбекской эстрады – Юлдуз Усманова. На днях  Межправкомиссия информировала в СМИ о возможности  положительного  решения  спорных вопросов пограничного урегулирования.  Как видим, двусторонний позитивный диалог налаживается. Как бы Вы охарактеризовали последние тенденции в двусторонних отношениях?

Гузель Майтдинова: Тенденции позитивные, но темпы развития двусторонних отношений должны быть более динамичными. Прошло 25 лет с момента установления таджикско-узбекских дипломатических отношений. За это время отношения развивались стабильно, несмотря на существующие противоречия между двумя государствами.

В 90-х гг. Узбекистан оказывал поддержку во время гражданской войны в Таджикистане, соответственно, Таджикистан всегда это ценил и понимал, ведь эта помощь была тогда очень необходима – это гуманитарная помощь и содействие в миротворческом процессе.

Но, по мере того, как возникали угрозы с южных рубежей – наркотрафик, неорганизованные преступные группировки, террористическая угроза, Узбекистан принял меры по закрытию своих границ.

В советское время это были межреспубликанские границы, с момента появления новых государств необходимо было провести делимитацию и демаркацию границ. Существовали спорные участки, по которым работали рабочие группы. Правда, остался незначительный участок границы – это район Фархадской ГЭС (гидроэлектростанция на реке Сырдарья, вблизи города Худжанда, Согдийской области Республики Таджикистан и Сырдарьинской области Узбекистана) и минные вопросы  пограничья, которые вначале 2000-х гг. были заминированы.  Узбекистан мотивировал тем, что через границу могут в страну проникнуть преступные группировки, а это будет угрозой национальной безопасности Узбекистана.

CABAR.asia: Решение вопросов, связанных с делимитацией и демаркацией границы между двумя государствами и последующего их правового закрепления ждут граждане двух государств. Как наладить эффективный механизм диалога по этой проблематике? Как решить вопрос с минными полями на таджикско-узбекской границе? Ситуация усугубляется тем, что таджикская сторона не имеет точных данных о расположении и протяженности границы? где заложены мины. 

Гузель Майтдинова: Проблема границ до сих пор существует, до недавнего времени складывалась патовая ситуация. Пограничный вопрос оставался без сдвигов с середины 2000-хгг. Это серьезная проблема, потому что неоднократно на заминированных участках границы на протяжении многих лет погибали люди. Также неоднократно Таджикистан обращался к Узбекистану предоставить карту минных полей на таджикско-узбекской границе. К сожалению, Узбекистан не смог предоставить такую карту. Этот вопрос должен быть разрешен, безусловно.

Вопрос по Фархадской ГЭС – это тупиковая ситуация, когда оба государства должны идти на определенные компромиссы.

И скорее всего каждый будет сохранять принцип целостности государства, тем более, что между странами была договоренность о том, чтобы сохранять статус-кво на тех границах, когда возникли новые независимые государства. Возможно совместное сотрудничество по эксплуатации Фархадской ГЭС и плотины, которая находится на территории Узбекистана. Правда, Таджикистану для содержания плотины необходима финансовая поддержка и этот вопрос тоже должен решаться в переговорном процессе.

CABAR.asia: Узбекистан в последние годы постоянно выступал против водно-энергетических инициатив Душанбе и строительства крупных ГЭС в Таджикистане, в данном случае речь идет о строительстве Рогунской ГЭС. Как вы считаете, нашим странам удастся наладить диалог в энергетической сфере? 

Гузель Майтдинова: Высота плотины Рогунской ГЭС вызывает много вопросов у наших соседей.  Сейчас этот вопрос поднимается меньше в СМИ, возможно, есть понимание того, что решать такие проблемы необходимо дипломатическими путями. Даже есть возможность сотрудничества, учитывая, что президент Эмомали Рахмон предлагал создание водно-энергетического консорциума, в котором Узбекистан мог бы принять участие. Водохранилище, которое возникает у Рогунской ГЭС, может в неблагоприятные сезоны регулировать сток воды низлежащим государствам и давать возможность полноценно функционировать режиму воды. С другой стороны, мы должны говорить о рациональном использовании водных ресурсов. Строительство Рогунской ГЭС очень важно не только для Таджикистана, но и для Афганистана, Пакистана, Индии, куда будут импортироваться энергоресурсы. Речь идет о региональном сотрудничестве, более тесной экономической интеграции. Сейчас есть новые технологии по орошению полей, которые необходимо вводить не только Узбекистану, но и Таджикистану в том числе.

По водным вопросам необходимо вести дипломатические переговоры. Таджикистан не заинтересован в экологическом бедствии соседнего государства. Любые катаклизмы отразятся и на нас, поэтому для Таджикистана важна благоприятная экологическая обстановка по периметру границ. Наше правительство не раз заявляло, что Таджикистан никому не угрожает и страны низовья не останутся без воды.

CABAR.asia: К концу 2016 года в таджикско-узбекских отношениях произошли определенные изменения. Объясните суть таджикско-узбекских отношений при И. Каримове, почему сложилась такая сложная ситуация во взаимоотношениях двух стран? От каких факторов будет зависеть улучшение взаимоотношений между нашими странами и каков будет предел этого сотрудничества?

Гузель Майтдинова: Я бы не стала проводить грань между приходом нового президента и уходом старого руководителя Ислама Каримова, потому что курс Узбекистана остается прежним. Там принята внешнеполитическая концепция, в которой одним из приоритетов является налаживание дружественных отношений со странами по периметру своих границ. Соответственно, этот курс продолжается. Новый президент Шавкат Мирзиеев взял курс на создание благоприятных условий для сотрудничества с соседними государствами, в русле чего и надо понимать современную политику Узбекистана в соответствии со своей стратегией. Новый президент прикладывает много усилий налаживанию более тесных отношений с Таджикистаном.

Нерешенных проблем достаточно – это проблемы границ, транспортного транзита, смягчение визового режима и др. Однако, можно констатировать, что конфронтационный период между нашими странами уже прошел, а сейчас используется мягкая сила. На днях в Душанбе прошла выставка достижений Узбекистана – это была впечатляющая выставка товаров. За 25 лет Узбекистан достиг определенных высот в технологическом плане, там развиваются и машиностроение, и сельское хозяйство, и другие отрасли.

С другой стороны, именно в день открытия выставки произошел инцидент на таджикско-узбекской границе, где погиб мирный житель Таджикистана. Это сигнал тому, что существуют проблемы, которые не решены, и на которые необходимо обратить внимание.

Поэтому урегулирование границ является важной задачей двусторонних отношений, тогда снимутся острые противоречия в межгосударственных отношениях.

CABAR.asia: Весной этого года возобновилось авиасообщение между двумя странами. Теперь жители Таджикистана и Узбекистана мечтают об отмене виз. Жители приграничных сел Таджикистана устали от оформления виз и очень надеются увидеть родных из соседних узбекских сел. Как вы думаете, как скоро будет обсуждаться вопрос об отмене виз на высшем уровне?

Гузель Майтдинова: Визовый режим между нашими странами существует с 2001 года. Чрезвычайный и Полномочный Посол Узбекистана в Таджикистане Шокасым Шоисламов также подтвердил информацию о том, что окончательной отмены визового режима не будет, но смягчение должно быть. Но каким оно будет? Сейчас в Узбекистане существует правило, если ты берешь туристическую визу даже с намерением посетить родственников, ты обязан жить в гостинице. Но если живешь у родственников, ты обязан зарегистрироваться. Для получения визы, чтобы посетить родственников, необходима телеграмма или приглашение.

Мы должны отрегулировать визовый вопрос, ведь это два братских государства, связанные тысячами уз: там живут родственники, друзья, коллеги, ученые, которые должны общаться друг с другом. Поэтому целесообразно было бы облегченное получение визы.

Уже есть первая ласточка! Это авиарейс Ташкент – Душанбе. Ведь последние годы мы добирались лишь автотранспортом. Было бы очень хорошо для нас получать визу в аэропорту Ташкента, как мы это делаем, прилетев в Турцию, например. Это самый лучший способ привлечь туристов в Узбекистан. Ведь Узбекистан – туристическая страна. Учитывая большой потенциал в туристической отрасли, поток туристов мог бы принести значительные финансовые вливания в экономику Узбекистана. 

15:45 21 апреля

CABAR.asia: Если говорить о наполнении сотрудничества, то что могут предложить друг другу эти страны, учитывая развитое производство в Узбекистане, что в свою очередь может экспортировать Таджикистан?

Гузель Майтдинова: Нашим странам необходимо создавать совместные предприятия. В советский период существовал хороший опыт кооперации между республиками. Для создания крупных промышленных предприятий необходимы водные, энергетические ресурсы – это то, что мы имеем. У Таджикистана недостаточно нефти и газа, но есть дешевое электричество, которое мы должны использовать для развития экономики. Мы бы могли организовать совместные швейные предприятия от начального цикла выращивания хлопка до конечной продукции.

К тому же мы подписали договоры о сотрудничестве в автомобильной отрасли. Для Узбекистана Таджикистан – это рынок произведенных автомобилей. Мы могли бы покупать у соседей автобусы, они гораздо дешевле, чем к примеру, автобусы, которые мы завезли из Турции. Еще один вопрос – это регулирование таможенных тарифов, чтобы товары были доступны и дешевле. Та же кожаная обувь, произведенная в Узбекистане отличается прочностью и доступностью по цене, а это конкуренция Китаю, Турции. Кроме того, мы должны развивать шелководство, а шелковые экологически чистые ткани могли бы быть таджикским брендом. Не так много мест на планете, где выращивают шелковичного червя, в Таджикистане можно наладить полный цикл современного производства. Строительство фабрик по производству шелковых тканей и изделий из шелка помогло бы экономике Таджикистана получать огромные дивиденды.

CABAR.asia: В каких аспектах вы предполагаете развитие сотрудничества, а в каких вопросах позиции двух стран останутся неизменными?

Таджикистан, также как и Узбекистан отстаивает свои национальные интересы, которые неизменны. Мы должны обеспечить населению достойную жизнь, нужно развивать крупную промышленность, создавать рабочие места. Без крупных ГЭС нам не обойтись, поэтому надо возродить идею создания консорциума, чтобы в строительстве Рогунской ГЭС участвовали страны Центральной Азии, прежде всего Узбекистан и Казахстан. Участие в этом консорциуме даст возможность договариваться безболезненно для реализации своих национальных интересов. 

Гуманитарное сотрудничество должно быть всеобъемлющим. В советский период мы совместно организовывали научные конференции, вели совместные исследования. Исследования древнего и средневекового периода невозможно изучать без ознакомления тех материалов, которые существуют в двух странах. Это единый регион, поэтому должен быть обмен научной информацией, взаимные консультации на экспертном уровне и академическом. А как замечательно работали киностудии в двух странах, совместно создавали фильмы, узбекские актеры играли в таджикских фильмах и наоборот. Именно это давало определенные скрепы во взаимоотношениях. Хотелось бы, чтобы не только артисты и музыканты ездили друг к другу, должен быть обмен учеными для развития науки, гуманитарное общение должно быть гораздо шире.

Гузель Майтдинова – профессор кафедры международных отношений и дипломатии РТСУ, доктор исторических наук, директор Центра геополитических исследований Российско-Таджикского Славянского Университета, зам. председателя Центральноазиатского экспертного клуба.