Суд Хатлонской области приговорил жителя Кабадиянского района к 7 годам лишения свободы за участие в собрание активистов запрещенной в Таджикистане «Группы 24».

Областной суд Хатлона приговорил 28-летнего Саида Зиёева к семи годам лишения свободы за участие в собрании запрещенной в Таджикистане экстремистской организации «Группа 24», которое проводилось в Екатеринбурге в ноябре 2014 года.

Саид Зиёев был признан виновным по двум статьям Уголовного кодекса Таджикистана – статья 307 прим 1 и статья 307 прим 3 (организация деятельности экстремистской организации).

В приговоре суда говорится, что осужденный в ноябре 2014 года участвовал в собрание, которое было организовано в Екатеринбурге во дворце культуры «ВОС» активистами запрещенной «Группа 24». По версии следствия, Зиёев поддерживал идеи данной группы.

Как указывалось на суде, участие Зиёева в собрании было установлено после просмотра правоохранительными органами видеозаписи, сделанной со встречи и выложенной на Youtube под названием «Таджикская оппозиция организовывается в России». «Личность Зиёева была установлена, и после того, как он вернулся на родину, он был задержан», - сообщил представитель суда.

Адвокат осужденного Саймуддин Косимов не согласен с приговором суда и намерен обжаловать его в кассационном порядке в Верховном суде РТ.  

По словам Косимова, следствия полагался только на предположения и один видеоролик. «Никаких других прямых доказательств вины моего подзащитного у следствия нет. Мой подзащитный Саид Зиёев подтвердил, что участвовал в собрание активистов «Группы 24», но лишь в том, которое проходило в центр «Стрела» 29 сентября 2014 года.  Ему же вменяется участие совсем в другом собрании», - отметил адвокат.

Он также напомнил, что видеоролик с собрания был опубликован 30 сентября, а «Группа 24» была признана экстремистской 9 октября 2014 года. «То есть мой подзащитный не мог на тот момент совершить преступление, так как эта организация еще не была официально запрещена», - добавил Косимов.

По его словам, у него есть все документальные доказательства невиновности его подзащитного, которые он предоставил следствию и суду, но к ним, по словам адвоката, никто не прислушался.