Экспериментальный проект: бенефициарное право собственности будет введено в Таджикистане в рамках Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) и это станет одним из направлений раскрытия информации и прозрачности в горнодобывающей отрасли, отметили 2 июля в ходе мероприятия в Душанбе, где был презентован сам проект. 

Обсуждения о бенефициарном праве в Душанбе прошли в рамках проекта Минеральные ресурсы для развития Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit (GIZ) GmbH (Германское общество по международному сотрудничеству).

В ходе мероприятия было отмечено, что прозрачная информация о компании имеет большое значение для отчетности, но этого недостаточно для граждан, которые хотят знать, кто владеет добывающими компаниями и в конечном итоге, получает прибыль от деятельности этих компаний.

По словам странового менеджера ИПДО по Восточной Европе, Кавказа и Центральной Азии Оляны Валигуры, на практике многих стран мы видим, что во многих случаях, личности реальных владельцев компаний, которые приобрели права на добычу нефти, газа и полезных ископаемых, неизвестны, и часто скрыты за цепочкой юридических лиц.

«Раскрытие информации о бенефициарах может привести к обычным предпринимателям, но как видно из практики подобных раскрытий, закрытая цепочка владельцев может способствовать коррупции, отмыванию денег или уклонению от уплаты налогов в добывающем секторе и именно поэтому прозрачность бенефициарного владения важно ввести в практику», - говорит она.

По словам Оляны Валигуры, говоря о раскрытии бенефициара, речь идет о раскрытии физического лица, а не исполнительного директора или компании владельца предприятия.

Однако, в первую очередь все зависит от определения бенефициара и наличия соответствующей нормативно-правовой базы. Именно четкое определение, закрепленное законом, по словам Валигуры, даст возможность понять, кого мы ищем и до какой степени можно копать.

«К примеру, есть компания А, ею владеет компания Б, а компанией Б владеет компания С и только в конце этой цепочки виден истинный владелец последней компании и так далее по цепочке. Чаще всего за цепочкой множества предприятий можно отследить компанию, зарегистрированную  в офшорной зоне, например, в Панаме. Иногда выявить истинного собственника очень сложно, так как часто выстраивается «паутина» из владельцев и множества компаний, среди которых могут быть друзья или родственники главного владельца», - говорит она. 

До какой степени в Таджикистане будет возможность раскрывать имя основного владельца компании, будет зависеть от готовности правительства и принятия соответствующего закона.

До 1 января 2017 Таджикистан должен предоставить «Дорожную карту», о том: как страна собирается раскрывать бенефициарных владельцев – например, принятие соответствующего законодательства, создание реестра, сроки раскрытия, определение бенефициаров и тд.

Далее, до 2020 года Таджикистан обязан в полном объеме раскрывать информацию по бенефициарному праву.

 

На данный момент в Таджикистане существует несколько законов и нормативных актов, где говорится о раскрытии информации о владельцах, однако они не являются столь обязательными.

В рамках ИПДО это пробный проект, который стремится обеспечить доступность информации о бенефициарных владельцах добывающих компаний для общественности. Целью проекта является оценка целесообразности раскрытия информации о владельцах через ИПДО.

Двенадцать стран ИПДО,  Буркина-Фасо, Демократическая Республика Конго, Гондурас, Ирак, Кыргызская Республика, Либерия, Нигер, Нигерия, Таджикистан, Танзания, Тринидад & Тобаго и Замбия, подписали пробный проект о раскрытии информации о реальных владельцах добывающих компаний, работающих в этих странах.

В отчете Таджикистана по бенефициарному праву отмечается, что правильность и адекватность полученной информации от компаний, работающих в добывающих отраслях Таджикистана, отличается. В особенности, если эти компании являются представительствами международных компаний.

«В частности, двое сотрудников предоставили об учредителе ООО «TBEA» Горная промышленность два противоречащих друг другу  варианта информации. На данном этапе нет релевантного механизма проверки достоверности полученной информации», - отмечается в отчете.

Кроме этого, некоторые международные компании отказываются предоставлять запрашиваемую информацию. В частности, руководство Представительства Total SA в Таджикистане, в принципе, не хотело предоставлять информацию по бенефициарному участию, аргументируя это тем, что компания является зарубежной и не обязана предоставлять информацию по бенефициарному праву (Total SA, французская компания, а Франция не является страной, которая имплементирует Стандарты ИПДО).

В исследовании, говорится о случаях, когда конечный бенефициар по документам является одной международной компанией, а при проверке эта компания оказывается просто переименованной. Так, учредителем ООО «Пакрут» по документам является британская компания Kryso Resource Corporation Limited, фактически же данная компания в Великобритании сейчас переименована в China Nonferrous Gold Limited (CNG).

Авторы отчета убеждены, что соседние страны по региону, и потенциальные конкуренты Таджикистана по привлечению инвестиций: Кыргызстан, Казахстан и Афганистан, также внедряют нормы бенефициарного права, и создание единого инвестиционного климата будет иметь положительный эффект для развития регионального рынка в целом.