Директор «Имкон консалтинг» - о том, почему женщины управляют успешнее мужчин, но при этом строить большой бизнес не хотят.

Замира – хрупкая, восточная красавица возглавляет одну из самых успешных компаний Таджикистана в сфере консалтинговых услуг – «Имкон консалтинг».  У нее три высших образования, она единственный в Таджикистане обладатель сертификата - Дипломированный консультант по управлению (Certified Management Consultant) – квалификация, которой обладают менее двух процентов специалистов в мире. Ее ближайшая цель – получить степень доктора Делового администрирования (DBA).

Однако за столь высокими достижениями этой успешной женщины скрываются другие качества – это, прежде всего, ее огромное трудолюбие, тонкое чутье, прекрасный вкус и, несомненно, ее интеллектуальность. 

Свою карьеру Замира строила сама, но, если ее спрашиваешь о том, насколько было трудно это сделать в нашем патриархальном обществе – удивляется:

- Мне постоянно задают такой вопрос, и я даже не знаю, как на него отвечать: для меня предприниматель не имеет пола. В нашей стране женщинам в бизнесе также нелегко, как и мужчинам - те же налоги, те же риски, та же деловая среда.

- А если говорить о предпринимательстве в целом, это сложно?

- Если говорить о способности к предпринимательству, я бы, скорее, разделила людей на две категории – взрослых, которые готовы рисковать и не повзрослевших, не готовых брать ответственность за свое будущее. Взрослый тот, кто принимает риски, для кого его будущее – это его ответственность. Это человек, который соотносит поступки со своими прогнозами, кто готов сознательно выйти из зоны комфорта. Для взрослого человека или для предпринимателя воображаемое будущее значит куда больше зримого настоящего. Предприниматель понимает, что прямо сейчас ему трудно, прямо сейчас он рискует, прямо сейчас он себя ограничивает. Но он знает, ради чего он это делает. Это - деловой подход, подход предпринимателя, а не женщины или мужчины.

- На работе вы сталкиваетесь с мужчинами-клиентами, как они вас воспринимают?

- На работе я позиционирую себя, прежде всего, как профессионал. Восемьдесят процентов наших клиентов - это мужчины, но они обращаются ко мне, не как к женщине, а, как к эксперту. И я не борюсь с мужчинами, я с ними работаю. Я борюсь со своей ленью, со своими недостатками, с самой собой. Я стремлюсь быть лучше, чем вчера, но не лучше мужчины или кого бы то ни было.

На мой взгляд, часто сами женщины идут на поводу принятых в обществе стереотипов, ограничивают себя и навязывают мужчинам свои страхи. Все это и не дает им возможности продвигать бизнес.

И, кстати, я не сторонник равных прав с мужчинами; если разделить работу и личную жизнь, то в семье я хочу быть на вторых ролях - традиционная модель семьи мне импонирует больше.

 

«Есть такая профессия «что-то улучшать»

- С чего все это началось? Когда к вам пришла идея открытия своей собственной компании?

- По натуре я созидатель и, сколько я себя помню, мне всегда хотелось что-то изменять, улучшать, совершенствовать. Так, работая наемным сотрудником в различных организациях, мне всегда хотелось что-то изменить к лучшему, построить работу иначе, отладить процессы, добавить новые элементы.  Это не означало, что они делали свою работу плохо, но я считала, что можно было сделать эффективнее, результативнее. Кто-то сомневался в необходимости этих изменений, а кто-то эти нововведения принимал и получал хорошие результаты. Позже, я узнала, что есть такая профессия «что-то улучшать» и называется она консультант; 11 лет назад это вдохновило меня на создание своей собственной компании.

Фото из личного архива

- Сложно было начинать консалтинговый бизнес в Таджикистане?

- Как и в любом другом бизнесе, в консалтинге есть свои сложности и положительные моменты. Например, любой человек может заявить, что он консультант и открыть консалтинговую компанию - у нас нет никаких барьеров для входа в эту отрасль.  Но, вопрос в другом: насколько этот человек смог состояться как консультант, как эксперт? Когда мы начинали, мало кто понимал, что такое консалтинг. Никто не верил, что это будет востребовано в Таджикистане, и что за это будут платить, ведь у нас говорят «маслихат - бепул», т.е. за совет не берут денег.  Но за 11 лет мы ни разу не продавали свои услуги. Клиенты приходят сами. Более того, мы выбираем с каким клиентом нам работать.

- Интересно, а что особенного вы предлагаете, что клиенты приходят сами?

- Мы занимаемся управленческим консалтингом. У нас всего три продукта: корпоративное управление, корпоративный менеджмент и бизнес-обучение. Мы принципиально придерживаемся узкой специализации, так как невозможно быть экспертами во всех областях. Я с настороженностью отношусь к универсалам. Мы не стараемся угождать всем запросам клиентов. Я считаю правильным обозначить, что какие-то вопросы находятся вне рамок нашей компетенции. Но при этом, нас считают инноваторами.

- Инноваторами? Что вы имеете ввиду?

- Например, когда в 2011 году мы начинали наш проект «МВА» (Обучение по программе Master of Business Administration) с немецкой бизнес-школой, никто не верил, что такое возможно сделать в Таджикистане, и что это может быть кому-то интересно. На сегодня уже третья группа студентов успешно проходит обучение. Или же, корпоративное управление, которое мы начали внедрять еще в 2010 году, вызывало только скепсис, так как считалось, что это нереально в условиях Таджикистана и является дополнительным обременением для бизнеса. Сегодня это один из самых востребованных наших продуктов.

 

«У большинства женщин просто нет карьерных амбиций»

- Если бы вы сейчас начинали все заново, куда бы пошли?

- Безусловно, я бы пошла в консалтинг и только в консалтинг. Но, к сожалению, когда я начинала свою карьеру, в Таджикистане о консалтинге никто не слышал.

В консалтинге невозможно останавливаться в своем развитии. Каждая новая компания-клиент – это новый опыт, новые решения, новые знания, новый уровень. Считается, что год работы в консалтинге равен трем годам в любом другом деле, потому что тебе нужно за короткий срок понять чужой бизнес, проанализировать ситуацию, продумать уникальные решения и внедрить их с минимальными потерями и с наилучшими результатами. В свою очередь, управленческие консультанты шутят, что время работы в проекте клиента соизмеримо со временем, проведенным в «горячей точке». Любая ошибка или неверное решение могут привести к ущербу бизнеса клиента и потере его репутации и, самое главное – потере доверия к консультанту, которое зарабатывалось годами. 

- А если на рынок придут монстры?

- Возможно, но… Во-первых, на нашем рынке уже присутствуют представительства международных консалтинговых компаний, но они предоставляют только аудиторские услуги. Консалтинг же в Таджикистане им не интересен, так как мы - маленький и не особо перспективный для них рынок. Стоимость их услуг гораздо выше, чем у местных консультантов и рынок не готов платить миллионные гонорары. Во-вторых, сегодня маленькие, так называемые «бутиковые консалтинговые компании», которые занимаются узкой специализацией, более востребованы, чем крупные игроки и эта тенденция идет по всему миру. 

- Как вы считаете, почему в Таджикистане женщин-руководителей не так много?

- На мой взгляд, это скорее исходит из нашей восточной ментальности. У нас патриархальное общество, и у большинства женщин просто нет карьерных амбиций. Наши девочки воспитываются на индийских фильмах или турецких сериалах, где совершенно другие ценности. Я считаю, что в нашей стране скорее мужчинам сложнее. Общество обязывает их содержать семью, работать. Если мужчина не работает, его осуждают родные, соседи, окружение. Неработающая же женщина не вызывает никаких вопросов. Другое дело, конечно, если она вынуждена работать. Те же женщины, которым интересна работа, вполне в состоянии достичь успехов и таких примеров много.

Фото из личного архива

 

«Я была в восторге от того, что делают наши женщины»

- Как вы думаете, с тех пор, как вы пришли на рынок Таджикистана, женщин тут стало больше или меньше?

- Повторюсь, что я не разделяю бизнес на мужской и женский, и поэтому особо не обращала внимание на эту проблематику.

Но в 2010 году было проведено исследование об участии женщин в составе Советов директоров. И специалисты выяснили, что, например,  компании, в совете директоров которых есть хотя бы одна женщина, более успешные, чем те, которыми управляют исключительно мужчины. Всё дело в сути женской природы – мы менее охотно идём на риск, потому очень внимательны в деталях – видим все мелочи, шероховатости, нюансы, которые позволяют принять более взвешенное решение. Еще у нас нет таких больших амбиций, как у мужчин, мы довольствуемся малым, ищем стабильности и предсказуемости. И это тоже влияет на принятие решений.

Почему женщины не часто становятся владелицами крупного бизнеса? Потому что, мы привыкли относиться к своему делу, как к собственному ребенку, и не можем его продать или слиться с другой компанией. Мне, например, делали предложения продать «Имкон», но я ни за что его не отдам! Как можно? 

- Вы были экспертом премии «Женщина-предприниматель года – Фарах 2014, 2016», женщины вас удивляли?

- Да, я была в восторге от того, что делают наши женщины! Например, помню одну женщину из Хорога, которая хотела построить предприятие и для этого ей нужна была земля, но землю не давали. Как вы думаете, что она сделала? Она сровняла гору и построила там свое предприятие. Еще одна женщина – мы все её так любим – потеряла мужа во время войны, осталась с пятью детьми. Чтобы выжить, она разделила оставшиеся продукты на две части - из одной приготовила атолу и вышла на перекресток ее продавать. Теперь у этой женщины гектары полей и тысячи голов скотины и она успешно всем этим управляет. Я восхищаюсь такими женщинами, вот кто должен быть героями ваших интервью!

- Вы сейчас руководитель – уверенный в себе и успешный, но что вы можете посоветовать девушке, у которой нет ни жизненного, ни профессионального опыта?

Фото из личного архива

- Как такой девушке поступать со своей личной жизнью я не дам совета, так как личная жизнь – это личное дело каждого. Но, что касается профессии, то я бы посоветовала, прежде всего, понять, что ей на самом деле нравится делать.  За свою многолетнюю практику я встречала множество успешных людей и их объединяют три составляющие -  они занимаются любимым делом, получают от этого удовольствие и открыты ко всему новому! Но все это невозможно без образования, без постоянного ежедневного развития и совершенствования своих знаний и навыков.

К слову сказать, как и многие девушки в Таджикистане, выросшие в традиционных семьях, я тоже готовилась стать матерью и примерной женой, хлопочущей на кухне – хранительницей очага. Но мне повезло, что мой супруг разглядел во мне другие таланты и сказал: «Я буду более счастлив от твоих горящих от любимого дела глаз, чем от тридцати трех блюд, приготовленных с понурым лицом». 

Материал подготовлен в рамках проекта «Я – женщина, и я могу!». Партнером проекта выступают натуральные соки и пюре «Нури Зулол» из таджикских фруктов и овощей от производителя «Оби зулол». Производство соков «Нури Зулол» - похоже на огромную соковыжималку: линия американской компании John Bean Technologies (JBT) обеспечивает щадящий режим переработки таджикских фруктов и томатов при невысоких температурах, который позволяет готовой продукции сохранять все полезные и вкусовые свойства без добавления химических ингредиентов.

Следите за нашими новостями в Telegram, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://t.me/asiaplus